Ты и я, вместе против кретинов

Мы дружили на протяжении семи лет. Самой светлой и бескорыстной дружбой. Конечно, друзья из нас не идеальные, ссоримся часто. Ревновали друг друга к другим друзьям. Читали одни и те же книги, я обращала внимание на твои пометки карандашом напротив некоторых фраз, которые тебе понравились. Это помогало мне лучше понимать тебя. Ещё совсем первоклашками, находили удивительное в обычных вещах. Так когда-то я подарила тебе камень с необычным цветом. Да! Самый обычный камень, зато он был очень гладкий, и к нему было приятно прикасаться. Он напоминал мне тебя, ты тоже неприметна, но гладкая, когда с тобой дружишь. Тогда в отместку ты подарила мне карандаш, который нашла возле фонтана на улице. Казалось, что просто карандаш, но ты уверила меня в обратном. Рассказала мне историю этого карандаша. От того времени, когда он был деревом до отличника, предпоследнего хозяина этого карандаша, тогда мы всегда мечтали о чудесах и старались сделать мир волшебней и необычней.
Всегда поддерживали друг друга. Даже, когда кто-то из нас был неправ перед остальными. Как в книжках.
Жили в деревне. Возле нас был лес. Там стоял могучий дуб. Самый старый, самый мудрый и широкий. Он находился в глуши леса, добраться до него было бы нелегко. Но как-то твой дедушка показал нам дорогу к нему, сделал засечки на деревьях, чтобы мы всегда могли найти дуб и не потеряться среди прочих стволов лиственниц. Вскоре твой дед умер, ты и я назвали хранителя леса с желудями "Дедушка Федя", в честь твоего деда. Думали, что это его последний подарок нам.
Когда мы ссорились, постоянно находили друг друга плачущими под дедушкой Федей, который заботливо укрывал нас в тени своих великих ветвей. Так я всегда знала, где тебя искать при моей ошибке перед тобой. Там мы вспоминали минувшие дни, неудачи, победы и... смеялись. Так незаметно я заслуживала твоё прощение: "Лера, так ты меня простила?" Ответом мой жалобный вопрос был её смех, звонкий как ручей и чистый, как родник, бьющий из сердца лесов: "Конечно, простила! Ты глупая что ли? Разве можно на тебя обижаться?" Потом просили прощения у дуба, за наши глупые обиды, обнимая его. Но наших рук не хватало, чтобы полностью заключить его в объятья.
Прошло уже так много лет. Деревня росла и постепенно стала городом. А потом пришли машины и стали уничтожать лес. Не видя в этом ничего плохого, ты и я бегали по новым книжным магазинам в поисках новых героев для обсуждений, ходили в школу, влюблялись в мальчишек. Одним словом - жили.
Вскоре твоему отцу нужно было переезжать в столицу по работе. Это был тяжёлый момент. Несмотря на все наши уговоры, родители не отступали. И вот, осталась одна ночь, следующим утром ты должна была уехать на поезде. Я ясно помню тот вечер.
- Мы будем переписываться письмами!
- Но вскоре у нас появятся новые друзья, и мы забудем друг про друга.
- Не говори глупостей! Ты слишком наивна, чтобы понять всю масштабность события.
- Знаешь, Лер, ты очень жестокая…
Нам было по шестнадцать. В последнее время ты была сама не своя. После моей фразы наступило молчание, я ушла, не сказав ни слова. Всю ночь, не сомкнув глаз, строила планы по прошению прощения. И вот, когда всё тщательно продумано, ровно в шесть утра кинулась в лес, где стоял дуб.
Но дуб не стоял. Его просто не было. И леса тоже не было. Меня окружало около сотни пней. Я свалилась на колени посреди леса и быстро глянула на часы. Шесть часов пятьдесят четыре минуты. Две минуты назад ты уехала в Москву. После я не получила ни одного письма, сама послать не могла - не знала адреса. Всё вышло так нелепо.
Лера, прости. Когда мы поссорились в последний раз, я не смогла найти тебя.